asskorobogatov (asskorobogatov) wrote,
asskorobogatov
asskorobogatov

За сколько времени народ может сменить веру?



Из истории можно узнать, что народы обычно веками придерживаются одних и тех же верований. Современный мир можно четко разбить по религиозной принадлежности. При этом, если отмотать на несколько веков назад, эта религиозная карта будет лишь незначительно отличаться от современной. Однако наша страна и здесь, на первый взгляд, смогла отличиться.

В середине 1980-х гг. верующие составляли ничтожную часть советского населения. Подавляющее большинство формально исповедовало атеизм. После празднования Тысячелетия Крещения Руси уже почти каждый пятый в РСФСР называл себя православным. Еще через десять лет относительная численность православных увеличилась почти до 61%. Наконец, к 2012 г. опросы ВЦИОМ уже фиксировали до 80% православных верующих. Если считать главной религией страны ту, которую исповедует большинство, то обращение нашего народа в «новую» веру произошло менее чем за десятилетие (от почти нулевого процента православных в 1987 г. до более половины таковых к середине девяностых). Многие помнят, как происходило это массовое обращение двадцать лет назад. Каждый храм превращался в конвейер крещений. За один раз крестили больше сотни человек, и так едва ли не каждый день.

Но подобное стремительное изменение веры можно обнаружить и чуть раньше в нашей истории. Обращение людей из Православия в атеизм произошло почти столь же быстро. Эту динамику нетрудно восстановить по переписям населения Российской империи и СССР, в которых задавался вопрос о вероисповедании. Согласно переписи 1897 г., на долю православных приходилось 69.3% населения, а если рассматривать только население в границах СССР, то этот процент уже будет близок к 75%.

Результаты переписи 1937 г. в том, что касается религии, обычно описывают как обескураживающие для советского правительства. Оно ожидало гораздо большего в плане «искоренения религиозных предрассудков». Христианские же авторы нередко пишут об устойчивости религиозных убеждений нашего народа в условиях гонений. Но давайте посмотрим на конкретные цифры. (Источники приведенных цифр по советской эпохе см. в моей статье на близкую тему, которая уже освещалась в этом журнале.)

Верующими себя назвали 56.7%, среди которых к православным себя отнесли 75.3%. Значит, доля православных среди всего советского населения составляла лишь около 43%. Соответственно, за 40 лет, а скорее всего даже за 20 (после 1917 г.), относительная численность православных уменьшилась на 32 процентных пункта и Православие из религии подавляющего большинства стало религией меньшинства. Может, такие темпы изживания традиционной религии и нельзя назвать стахановскими, как хотели ревнители новой атеистической веры, но, все же, при тех же темпах вполне можно было бы ожидать "показа последнего попа по телевизору в 1980 г.". Кстати, в последующие десятилетия, когда советское население уже все больше состояло из родившихся после революции, процент православных стремительно падал, но об этом уже можно узнать только из некоторых опросов, которые проводились в то время.

Итак, менее чем за столетие наш народ дважды менял веру. После революции — массовое усвоение атеизма, с конца советской эпохи — массовое обращение в Православие.

С чем было связано такое быстрое изменение религиозных взглядов большинства? Очевидной причиной в обоих случаях были соответствующие изменения религиозной политики. Когда большевики только пришли к власти, в каждом верующем они видели контрреволюционера, когда же их власть ослабла, они «разрешили верить в Бога».

Этот эксперимент показал, что в плане самоопределения людей относительно их религиозных убеждений не так уж много изменилось за последние две-три тысячи лет. Как известно, в родовых общинах и древних государствах не было такого понятия как свобода совести. Человек не выбирал, во что ему верить. Этот выбор за него делали вожди, как бы они ни назывались. Правда, вожди редко находили целесообразным менять религию. Поэтому народы веками придерживались одних и тех же религиозных взглядов. Однако в тех случаях, когда вождь все же решал сменить религию свою страны, это ему обычно удавалось. Особенно если ему не приходилось сталкиваться с оппозицией со стороны элиты. Эхнатону не удалось обратить элиту Египта в насаждаемый им культ Атона, поэтому массовое поклонение солнцу ограничивалось лишь годами его правления.

Как обстояло дело с избранным народом, о котором можно прочитать в Библии? Исторические книги Ветхого завета повествуют о царях, одни из которых делали, а другие не делали «угодное в очах Господних». И этому всегда полностью соответствовало умонастроение израильского народа. Пророк Илия во времена Ахава, «делавшего неугодное в очах Господних», предполагал, что верующих в единого Бога Израиля кроме него не осталось.

То же самое мы видим и у других древних народов. Как они принимали христианство? Только через вождей. Не знаю, есть ли здесь исключения. За три века существования Церкви начиная с ее возникновения, при массовом героизме тогдашних христиан и многочисленных чудесах, о которых повествуют исторические источники, ей удалось обратить лишь около 10% населения Римской империи. Когда же в христианство обратился император, в течение нескольких десятилетий его примеру последовало большинство его подданных.

Так же и у остальных народов, ставших христианскими. Готы, армяне, грузины, болгары, сербы, франки, викинги, саксы, русы — все обращались в христианство после того, как его принимал вождь. Во время Реформации зависимость между верой правителя и верой народа была сформулирована еще жестче: «чья земля, того и вера». Какая вера является самой массовой в Великобритании — одной из прародительниц идеологии свободы совести? Англиканская. А как она возникла? По капризу короля, которому Папа Римский не разрешил развестись, чтобы жениться на другой.

Имеются и примеры с другой стороны. Христианские миссионеры с апостольских времен проповедовали в Персии, Средней Азии, Индии, Китае и Монголии. История этих регионов знает даже периоды относительного расцвета христианства. Тем не менее, государства там остались нехристианскими, и как итог, христиане на этих территориях составляют ничтожную часть населения.

Таким образом, новейшая история нашей страны — это всего лишь еще одна демонстрация простой древней закономерности, состоящей в том, что в вопросах веры главную роль играет не «Бог в душе» и не личное озарение, а государство, которому с помощью кнута и пряника обычно удается убедительно донести до каждого, «какая вера правильная». Всегда и везде, конечно, находятся непонятливые, которые могут руководствоваться личным выбором, не совпадающим с религиозной конъюнктурой. Но численность таковых обычно эффективно поддерживается на низком уровне. Причем необязательно путем физического истребления. Одной лишь угрозы социальной смерти бывает достаточно, чтобы отбить желание у большинства становиться исповедниками.

Tags: Библия, Православие, СССР, естественный эксперимент, историческая социология, религия, экономика истории
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 74 comments