asskorobogatov (asskorobogatov) wrote,
asskorobogatov
asskorobogatov

Неочевидные законы экономики



Поиск законов, неочевидных с точки зрения здравого смысла, нередко рассматривается как главное предназначение экономики как науки. Однако для многих, включая людей с экономическим образованием, далеко неочевидно наличие таких интуитивно неочевидных экономических законов.

Здесь, как было обещано в предыдущей записи, я хочу предложить ряд примеров таких законов из разных областей экономики. Когда я буду рассматривать такие законы, наверняка у кого-то возникнут возражения, мол, это все и без экономики каждому известно. Поэтому я буду на ссылаться на бытующие среди неэкономистов представления, распространенность которых как раз следует из их очевидности для здравого смысла, но которые расходятся с приводимыми в качестве примеров законами экономики.

Международная торговля: принцип сравнительных преимуществ

Этот принцип, сформулированный Д. Рикардо, гласит, что каждая страна должна производить и продавать то, в чем имеет относительное преимущество. Ключевым здесь является слово «относительное». Абсолютных преимуществ у страны может и не быть, любое производство на ее территории может оказаться менее эффективным сравнительно с другими. Но относительное преимущество будет у любой страны в том смысле, что можно выбрать направление деятельности, где твои недостатки будут сказываться в наименьшей степени, а для высокоэффективной страны будет правильным специализироваться на том, в чем ее превосходство будет наибольшим.

Простой числовой пример из учебника позволяет легко показать, что при таком разделении труда и свободной торговле все страны становятся богаче. Однако в реальной жизни зачастую громче всего звучат голоса тех, кто отталкивается от простого здравого смысла, который подсказывает: производи все, что только можешь производить с прибылью, продавай как можно больше, покупай как можно меньше.

Эволюция и рынки: неблагоприятный отбор

Принцип естественного отбора хорошо известен: выживает сильнейший. Влияние этого принципа нередко слышится в рекомендациях типа, пусть все идет как идет, высокоэффективные профессионалы, предприятия, организации и институты выживут, а менее эффективные сойдут со сцены, что сделает мир лучше и богаче. Многим либерально мыслящим людям такой подход по душе, поскольку он очень интуитивен.

Однако существует и совсем неинтуитивное явление неблагоприятного отбора. Рынок, предоставленный самому себе, отбирает худшие, а не лучшие, альтернативы. Результатом может быть либо отмирание лучших, либо полное отсутствие рынка, производства и торговли там, где все это могло бы существовать с выгодой для всех участников. Неблагоприятный отбор вызывается асимметричной информацией об объектах торговли — явлением, которое все могут наблюдать на бытовом уровне, но увидеть в этом действие универсального принципа оказалось под силу лишь Р. Акерлофу, получившему за это Нобелевскую премию.

Макроэкономика: парадокс бережливости

Всем известно, что бережливость делает человека богаче. Если будешь регулярно откладывать, постепенно накопишь большую сумму, которая и будет составлять твое богатство. Эти рассуждения очень часто распространяют и на целую страну. Полагают, что страна, население которой много сберегает, также становится богаче. Опять-таки, здесь мы имеем дело с очень интуитивным рассуждением: если отдельный индивид богатеет, делая сбережения, то и страна как сумма богатеющих индивидов также богатеет.

Великий экономист Дж. М. Кейнс показал, что страна не является простой суммой граждан, и от того, что делает богаче одного, все вместе взятые становятся беднее. Когда граждане делают сбережения, это никак не гарантирует их производительного использования. Сбережения, которые хранятся в отечественной или иностранной валюте или на высоколиквидных счетах, являются простым вычетом из совокупного спроса. Разница между доходами и расходами оборачивается нераспроданной продукцией, убытками и безработицей.

Отраслевая структура экономики: парадокс Леонтьева

Метод «затраты-выпуск» американского экономиста русского происхождения В. Леонтьева содержит неинтуитивную составляющую как по части теории, так и в прикладном аспекте. В теории — это взгляд на хозяйство как на совокупность агентов, каждый из которых что-то производит, пользуясь в качестве сырья тем, что производят другие. То, что является результатом для одного, оказывается затратами для другого. Составив таблицу таких затрат и результатов, мы можем увидеть, во-первых, тесную взаимозависимость всех со всеми и, во-вторых, точно вычислить, сколько должен производить каждый, чтобы обеспечить целевой выпуск конкретного агента. Сам по себе такой подход уже выходит далеко за рамки здравого смысла. Отдельно взятые люди и организации часто склонны воспринимать себя как некие независимые единицы. Требуется взгляд экономиста с высоты птичьего полета, чтобы разглядеть взаимозависимость, причем столь тесную, что можно посчитать, как выпуск автомобилей в Тольятти влияет на рыбный промысел на Сахалине.

Метод Леонтьева позволил ему в свое время сделать неинтуитивный прогноз по структуре американской промышленности. После Второй мировой войны в США среди экспертов был распространен взгляд, что в ближайшем будущем металлургическая отрасль будет сокращать выпуск и занятость. Этот взгляд был распространен по причине, опять-таки, соответствия житейской интуиции. Война кончилась, военная промышленность сокращается и стране уже не нужно будет столько стали, сколько требовалось во время войны для производства танков и самолетов.

Едва ли тогда на это что-то можно было возразить, опираясь на обычный здравый смысл. Этот был как раз тот случай, когда был нужен экономист, располагающий чем-то большим, чем здравый смысл. С помощью своего метода Леонтьев смог рассчитать, что переход американской экономики на производство мирной продукции не только не приведет к сокращению потребности в стали, но даже ее увеличит. И его прогноз оправдался.

Теория игр: народная теорема

Иногда я слышу от людей недоумение, почему ВК менее распространен в мире, чем ФБ, почему ЖЖ больше используется, чем Проза.ру. Ведь ВК устроен лучше и удобнее, а Проза приятнее для размещающего там тексты автора, чем ЖЖ. Мне даже приходилось слышать об идеях стартапов типа «создадим классную социальную сеть и туда перебегут все из ВК или ФБ». Подобным образом рассуждают и об операционных системах, мол, почему Windows более распространен, чем Mac, хотя последний лучше.

Это еще один случай, когда знания экономики оказываются весьма уместны. Теория игр — область развиваемая преимущественно экономистами — содержит принцип, который иногда называют «народной теоремой». Очень упрощенно его можно сформулировать так: если выигрыш от какой-то линии поведения зависит от того, какая доля людей в популяции следует этой линии, то с течением времени все будут выбирать эту линию поведения.

Что это означает применительно к социальным сетям? Их ценность для пользователей определяется тем, сколько пользователей их уже используют, а их интерфейс и удобство пользования сугубо вторичны. Поэтому если некая социальная сеть в силу каких-то исторических причин стала площадкой для общения большинства людей, она будет оставаться таковой даже в том случае, если возникнет другая социальная сеть с гораздо лучшим интерфейсом и даже в том случае, если преимущества альтернативной сети будут всем известны и всеми признаны.

Теория организации: фундаментальная трансформация

Мы существуем в условиях конкуренции, которая позволяет лучше осознать свои и чужие границы. Я свободен в своих границах и признаю свободу другого в его границах. Это значит, что я покупаю то, что мне нравится, работаю там, где хочу, веду бизнес с партнерами, которых сам выбрал, и живу с человеком, с которым хочу быть рядом. Эта мысль проста и интуитивно понятна. Но почему тогда на практике мы постоянно ощущаем себя связанными по рукам и ногам? Почему деловые связи или семейные узы сохраняются длительное время даже тогда, когда люди по прошествии времени сознают, что теперь они выбрали бы другого партнера?

Люди часто не сознают действие механизма, который связывает их воедино, в результате чего они утрачивают свободу выбора и уже не могут действовать в режиме конкуренции. Мнимая свобода и иллюзии насчет возможностей конкуренции в будущем побуждают нас принимать легкомысленные решения в бизнесе и в личной жизни.

Видный институционалист О. Уильямсон недавно получил Нобелевскую премию в том числе за введенное им понятие фундаментальной трансформации. (Предпоследняя Нобелевская премия по экономике была присуждена за развитие этой идеи, о чем я уже писал.) Под последней подразумевается процесс утраты свободы принятия решения партнерами после заключения ими сделок. Это связано с тем, что бизнес и личная жизнь суть процессы, растянутые во времени и требующие от партнеров взаимных вложений. Индивидуальный вклад в общее дело зачастую теряется или обесценивается при разрыве отношений. Поэтому когда ты еще только выбираешь себе партнера, ты располагаешь полной свободой, но если ты уже выбрал партера и прошел с ним какой-то путь, вы друг от друга зависите. Если на стадии выбора партнера ты был свободен в своем выборе, а кандидаты боролись за твое внимание, то после того как отношения начались, партер занимает своего рода монопольное положение.

Эта важная организационная идея, развитая экономистом, зачастую не осознается. Опираясь на житейский здравый смысл, люди думают: «попробую поработать с этим, а дальше, если найдется более выгодный партер, буду работать с ним»; «женюсь, а дальше, если не понравится, можно развестись». Но работая или живя с кем-то, ты вольно или невольно делаешь вложения, обрастаешь общей собственностью и, в случае семьи, детьми. Все это привязывает людей друг ко другу и затрудняет, если не делает невозможной, смену партнера.

Эконометрика: управление и прогнозирование

Еще одним примером можно считать эконометрику или, точнее, регрессионный анализ. Последний позволяет использовать статистические данные для установления повторяющихся связей между объектами, что, в свою очередь, может быть основой для прогноза. Например, если ты ведешь бизнес, ты делаешь это ради какой-то целевой переменной, которая не находится под твоим прямым контролем, например, ради прибыли. В то же время ты контролируешь множество факторов, которые как-то влияют на прибыль. Как сделать правильный выбор? Какую цену установить? Сколько человек нанять на работу и кого именно? Какую продукцию выпускать? Где расположить производство? Или где должен быть магазин? Это те вопросы, на которые ты свободен дать свой ответ, и от этого ответа будет зависеть твоя прибыль. Но какой ответ правильный — неизвестно. Каждый ответ имеет бесчисленное количество характеристик. Как понять, как именно влияет на прибыль выбор в качестве точки для магазина этой станции метро, а не другой?

Здесь очень большую услугу нам оказывает тот факт, что мы живем в большом обществе, которое генерирует огромное количество информации. Наши решения и действия в той или иной степени типичны, и нередко можно собрать данные о решениях и их результатах в похожих условиях. Если, скажем, решения о выборе площадки для магазина принимались много раз нами или кем-то другим, и имеются данные об этих решениях и их результатах, их можно использовать для того, чтобы вычислить зависимость между тем или иным решением и результатом. На этой основе можно сделать прогноз относительно прибыли в зависимости от того, какие решения ты принял сейчас.

Я нередко слышу или читаю о том, что важные решения в бизнесе принимаются без предварительного расчета, просто с опорой на здравый смысл и житейский опыт. Это может позволить избежать нелепых ошибок, но этого далеко не достаточно, чтобы полностью реализовать потенциал своих ресурсов и обстоятельств. Каждая организация и каждый человек постоянно порождают данные о своих действиях и результатах. Но эти данные редко используют, тогда как в них может быть ключ к изменениям, которые бы вывели соответствующий бизнес на качественно новый уровень.

Теперь это начинают осознавать. «Анализ данных», «большие данные», «искусственный интеллект», «машинное обучение» — очень популярные сейчас обозначения общего подхода, суть которого сводится к использованию данных об интересующем нас объекте для того, чтобы лучше узнать, как на него воздействовать в наших целях. Развитие этих методов в огромной степени является заслугой экономистов. При этом люди в массе своей весьма далеки от всего этого. Это касается и простых служащих, и бизнесменов, и чиновников, и даже экспертов. Здравый смысл и житейская интуиция обычно подсказывают, что все и так ясно. Поэтому, принимая важные решения, действуют по старинке. Расчеты делают на коленке, пренебрегая доступной информацией, из которой можно было бы извлечь большую пользу.


Приведенными примерами, конечно, далеко не исчерпываются законы и методы, открытые и развитые экономистами. Но они должны проиллюстрировать простую мысль о том, что экономическая наука представляет огромный шаг вперед по сравнению с простым здравым смыслом, и опора на нее может обеспечить более глубокий анализ, более верный прогноз, более эффективные решения.

Tags: естественный отбор, макроэкономика, международная торговля, наука о данных, прикладная статистика, теория игр, теория контрактов, теория экономических механизмов, философия науки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 51 comments