asskorobogatov (asskorobogatov) wrote,
asskorobogatov
asskorobogatov

Небольшая раздача пищи и обвал цен: числовой пример



Моя запись об уничтожении санкционных товаров вызвала у меня в блоге оживленную дискуссию. Что мнения разделились – это неудивительно. Уничтожение еды при наличии бедных кажется аморальным и безрассудным. С другой стороны, это – часть нашей политики контрсанкций, у которой немало сторонников среди тех, кто считает себя патриотом.

Противники этой меры, помимо ее аморальности, указывали на то, что незначительное количество дополнительной пищи на рынке не повлияло бы на цену. Кроме того, продукты поступали бы не в магазины, а распределялись бы путем раздачи в детские дома, больницы и прочие подобные заведения. При этом, допускается, что организация раздачи как таковая не требует никаких затрат.

Сторонники же этой меры резонно обращали внимание на то, что раздача сопряжена с издержками. И эти издержки вполне могут оказаться выше выгод, которые получит общество в лице бедных от раздачи. Данный аргумент сводится к альтернативной стоимости раздачи. Если эта альтернативная стоимость составляет, скажем, 1 млн. рублей, мы можем задаться вопросом, нельзя ли сделать для тех же бедных больше, если потратить этот миллион иным образом, нежели на организацию раздачи.
Последний аргумент кажется убедительным, и я вполне допускаю, что он и был определяющим, когда принимали решение об уничтожении санкционных продуктов.

Но, в конечном счете, дискуссия развернулась вокруг тех "за" и "против", которые не имели прямого отношения к экономическому обоснованию уничтожения продуктов, приведенному мною. Причина, возможно, состоит в том, что аргумент о неэластичных спросе и предложении кажется слишком абстрактным.

Поскольку здесь еще есть, что обсуждать, я решил привести числовой пример, который бы наглядно показал, как один и тот же подарок публике, в зависимости от эластичности спроса и предложения, может в одном случае почти никак не сказаться на цене, а в другом случае обвалить ее почти до нуля.

Возьмем простые линейные (обратные) функции спроса и предложения (как на рисунке): p = a - bD, p = c + dS, где р, D и S - цена, спрос и предложение, соответственно, а остальное - коэффициенты. Среди последних для нас важны коэффициенты наклона b и d, т.к. они измеряют эластичности спроса и предложения, а именно их большим значениям соответствуют меньшие эластичности.

Произведем стандартные действия. Приравняв функции, найдем равновесный выпуск, т.е. как раз то количество товара, которое будет продано на рынке: q = (a-c)/(b+d). Дальше, разрешив уравнения относительно спроса и предложения и приравняв их, найдем равновесную цену, т.е. ту, что установится на рынке: p = (bc+ad)/(b+d).

Положим следующие значения коэффициентов: а = 100, b = 0.1, c = -90 и d = 0.1. Подставив эти значения в выведенные уравнения для q и р, получим выпуск и цену, равные, соответственно, 950 и 5 (эти значения могут быть в тыс., млн. и т.д.).

Теперь, что случится, если мы сделаем потребителям подарок в размере, скажем 0.095 единиц, т.е. одну сотую процента от количества товара, продаваемого на рынке? Этот подарок будет означать, что в функции спроса появится сдвиг вправо, и вместо p = a - bD, мы получим p = a - b(D+0.095). (Спасибо моему коллеге Якову Куге, из общения с которым я понял, что нужный результат получается лишь при горизонтальном, но не вертикальном, сдвиге.)

Аналогичным образом найдем новые значения для равновесных выпуска и цены, которые теперь будут равны, соответственно, 945.953 и 4.99525. Таким образом, подарок в 0.095 единиц уменьшил выпуск на 0.47 или на менее чем 0.005%, а цена сократилась на 0.095%. Иными словами, небольшой подарок, фактически, не повлиял ни на количество выпускаемой продукции, ни на цену, как об этом и говорили противники уничтожения санкционных продуктов.

Однако такой результат верен при условии высоко эластичных спроса и предложения, которые мы допустили, положив коэффициенты наклона b и d, равные 0.1. Что будет, если мы сделаем спрос и предложение очень неэластичными, увеличив соответствующие коэффициенты в тысячу раз. Чтобы точка равновесия не сместилась, нам придется также скорректировать и остальные два коэффициента, так что новые значения всех коэффициентов будут а = 95005, b = 100, c = -94995 и d = 100.

В том, что при этих коэффициентах условия равновесия не изменятся, мы можем убедиться, подставив их значения в выведенные функции спроса и предложения q = (a-c)/(b+d), p = (bc+ad)/(b+d). Равновесные значения q и р будут по-прежнему равны 950 и 5, соответственно.

Что будет, если мы при этих условиях введем в функцию спроса тот же незначительный сдвиг, с помощью которого мы выражаем получение людьми небольшого подарка? Теория предсказывает, что выпуск почти не изменится, а цена может измениться кардинально.

Проверим это на нашем примере. С тем же самым сдвигом равновесные выпуск и цена будут определяться как q = (a-c-0.095b)/(b+d) и p = (bc+ad-0.095bd)/(b+d). Теперь, подставив новые значения наших параметров, мы получим выпуск и цену, равные 945.953 и 0.25.

Итак, выпуск меняется при неэластичных спросе и предложении на ту же самую величину. В обоих случаях вместо 950 единиц стали продавать 945.953. Поэтому можно сказать, что какими бы в этом примере ни были эластичности спроса и предложения при незначительном подарке выпуск меняется даже еще менее значительно сравнительно с подарком.

А что можно сказать о цене? В первом случае цена снизилась с 5 до 4.99525. В последнем же случае она упала с прежних 5 до 0.25. Падение в двадцать раз вместо падения в менее 0.005%!
Это - конкретная иллюстрация того, как при неэластичных спросе и предложении даже очень незначительный подарок может полностью обвалить цену.

Теперь соотнесем это с конкретными цифрами потребления продуктов, скажем, в моем родном Петербурге. Согласно данным Росстата "личное потребление фруктов и ягод за 2015 год" составляло 320.6 тыс. тонн. Если отталкиваться от моего примера, то получится, что если бы в течение 2015 г. мы сделали петербуржцам подарок в виде 32.06 тонн "фруктов и ягод", цена на этот товар упала бы в двадцать раз. В расчете на 5 191 690 населения Петербурга в 2015 г. выйдет, что, дав каждому петербуржцу по 6 грамм товара "фрукты и ягоды" (например, если дадим немного откусить яблока), мы обвалим цену на него со, скажем, 100 руб до 5 руб.

Конечно, такой результат будет иметь место при определенных значениях параметров эластичности. Однако пример показывает потенциал влияния даже крайне незначительных подарков на рыночную цену при неэластичных спросе и предложении.

Могли ли бы объемы санкционных товаров составить 0.01% от того, что съедаем? Если с этим никак не бороться, вполне возможны и гораздо большие их доли в нашем потреблении. По крайней мере, в каких-то регионах. Имеет ли в данном случае значение, купили мы эти продукты или получили даром? Нет. Человек не может обойтись без еды, и, получив какое-то ее количество даром, он сократит свой спрос на нее в соответствии с функцией спроса. Поскольку спрос неэластичен - сократит сильно.

Может ли спрос на продукты быть столь неэластичным? Насколько спрос неэластичен – это вопрос к исследователям российского продовольственного рынка. Но известная теория и практика говорит об очень низкой эластичности спроса на необходимое. Предложение в коротком периоде (в течение сезона) также сильно неэластично, поскольку ограничивается урожаем.

Учитывая такую возможность, по крайней мере в теории, вполне можно предположить, что это соображение сыграло роль в принятии решения об уничтожении санкционных товаров.

Tags: микроэкономика, российская экономика, санкции, сельское хозяйство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 161 comments