asskorobogatov (asskorobogatov) wrote,
asskorobogatov
asskorobogatov

Categories:

Ограничения ночной продажи алкоголя и алкогольная смертность: в какую сторону эффект?



Алкогольная смертность в нашей стране была и остается высокой. Если взять такой показатель как «смертность от случайных отравлений алкоголем», его значения в нашей стране в разы превышают таковые в странах «северного пояса» по потреблению алкоголя (Финляндии, Швеции, Великобритании и т. д.). В последней записи я привел данные из которых следует, что ограничение ночной продажи алкоголя оказалось эффективным в уменьшении потребления водки. Но конечная цель антиалкогольной политики не в этом, а в сохранении здоровья и жизней людей. Что об ограничении ночной продажи можно сказать с этой стороны?

Если мы просто будем сравнивать тенденции во времени, то легко сделать вывод, что антиалкогольная политика работает. На графике ниже представлена динамика продаж водки и смертности от случайных отравлений алкоголем (данные Росстата, усреднены по регионам и нормализованы, чтобы разница в единицах измерения и вариации не мешали их сравнивать).



После 2003-2004 гг. продажи водки и алкогольная смертность падают. Если учесть, что с того же времени, с которого убывают эти алкогольные показатели, у нас проводится антиалкогольная политика включая ограничения ночной продажи, легко сделать вывод, что политика имеет нужный эффект.

Но опять-таки простое сравнение динамики средних еще ничего не доказывает. Алкогольная смертность могла убывать совсем не из-за антиалкогольной политики. Например, существует тенденция замещения крепких напитков легкими у молодых поколений. Сама по себе эта тенденция может никак не быть связана с антиалкогольной политикой, но вносить вклад в уменьшение алкогольной смертности.

Чтобы понять, как именно работает политика, следует воспользоваться специализированной статистической техникой. В частности, использовать тот факт, что ограничения ночной продажи вводились в различных регионах в разное время. Вариация политики во времени и в пространстве позволяет измерить разницу в динамике между регионами, проводившими и не проводившими политику. Для этого снова можно использовать метод синтетических контролей (описание метода см. в последней записи).

На графике ниже представлена динамика численности умерших (в логарифмах) в экспериментальных регионах и регионе-двойнике.



Что мы видим на этот раз? Картина противоположна той, что можно было наблюдать с водкой. Алкогольная смертность в экспериментальных регионах падала, но в регионе-двойнике она убывает сильнее. Если вспомнить, что регион-двойник полностью воспроизводит усредненный экспериментальный регион до 2006 г., т.е. до того, как стали проводить политику, по его динамике можно судить о том, что было бы с экспериментальными регионами, если бы политика не проводилась. Более крутой нисходящий наклон для региона-двойника означает, что, если бы политику не проводили, алкогольная смертность снижалась бы еще быстрее. Иными словами, алкогольная смертность снижалась, но не благодаря, а вопреки ограничению ночной продажи.

Как можно объяснить этот результат? Самое очевидное объяснение – увеличение потребления различных суррогатов. При каких обстоятельствах могла происходить такая замена? Во время вечерних попоек, когда «не хватило», а в магазине купить стало нельзя. В этом случае можно «догнаться» чем-то, не подпадающим под действие закона об ограничении продажи алкоголя. Это может быть что-то из аптеки – чистый спирт или настойки (боярышник). Может быть продукция, не предназначенная для употребления внутрь типа опять боярышника (только на этот раз средства для ванн) или одеколона. Наконец, суррогатный алкоголь – паленая водка и прочие поддельные крепкие напитки.

Отдельный вопрос, почему все это должно становиться более доступно в ночное время при ограничении часов продажи алкоголя. Ведь если и обычный алкоголь, и его заменители можно с одинаковым успехом заполучить днем и ночью или же они одинаково недоступны в запретные часы, то политика не будет играть никакой роли в переключении спроса с обычного алкоголя на суррогатный.

Свою роль могли сыграть торговые точки 24 часа, например, круглосуточные аптеки. Когда пьянка уже началась, в ход также может пойти и то, что уже было куплено, как например лосьон для бритья или средство для ванн. Наконец, паленую водку могли преимущественно продавать в торговых точках, вообще не имеющих лицензии на торговлю алкоголем. А если наплевать на лицензию, то тем более наплевать на ограничение часов продажи. А почему такие точки должны торговать суррогатами преимущественно, потому что дешевле как в силу условий их производства, так и благодаря их продаже без акциза.

Чтобы объяснить приведенные данные, следует также полагать, что суррогатный алкоголь в среднем токсичнее. За счет чего это может быть? Как известно, основной токсин – это этанол. Тогда чистый спирт или спиртовые настойки, выпитые вместо водки, вполне могли сыграть свою роковую роль, поскольку содержание этанола в них выше. Дальше метанол – уже не просто токсин, а яд. Он в каких-то дозах вполне может оказаться в паленой водке или в технических жидкостях. Наконец, могут быть и другие токсины. В медицинских или технических заменителях водки они могут быть просто в силу того, что эти заменители изначально не предназначены в пищу. В паленой же водке токсины могут оказаться по причине грубого нарушения санитарных норм.

Подведу итог. Алкогольная смертность сокращается, но ограничение ночной продажи, по крайней мере, в первые годы проведения этой политики, лишь замедляли этот процесс. В качестве объяснения можно предположить переключение спроса любителей выпить ночью на суррогаты. Более высокая токсичность последних и вызывает увеличение алкогольной смертности.

Tags: алкоголизм, антиалкогольная политика, прикладная статистика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 3 comments