asskorobogatov (asskorobogatov) wrote,
asskorobogatov
asskorobogatov

Category:

Страсти Христовы в Евангелии и церковной службе



В чем смысл Христовых страданий, и кто в них «виноват»? Евангельская версия ответа на эти вопросы отличается от той, что представлена в церковной службе. Об этом говорит и известная запись Дневника Шмемана. В фокусе евангельских чтений находятся страдания человека, оказавшегося одиноким перед лицом наступающего на него зла.

Одиночество Христово началось с Гефсиманского сада и продолжалось вплоть до Его кончины. Оно выражалось в том, что в Своих страданиях Он оказался абсолютно один. Когда в момент моления о чаше Он пожелал сподвижничества Своих наиболее близких учеников, они спали. Впоследствии все ученики разбежались, Петр – князь апостолов – отрекся от Него. Те люди, которые как-то могли бы Его поддержать, например, Никодим и Иосиф, никак себя не проявили. Пилат – единственный, кто мог защитить Христа от преследователей, – опять-таки по малодушию этого не сделал, но, наоборот, стал орудием Его истязаний.

Зато все злые побуждения людей реализовались в полной мере. Здесь мы видим зло, принимающее разные формы и воплощающееся в страстях различных людей — сребролюбие Иуды, малодушие тех, кто готов был бы встать на сторону Христа, зависть религиозных вождей, садизм римских солдат, стадный инстинкт толпы и ее низменное любопытство в отношении человеческих страданий.

Реализовались даже злые побуждения тех, у кого они носили случайный, нерешительный характер, как у раскаявшихся впоследствии Иуды, сотника или народа, уходившего «бия себя в грудь».

Все это следует дополнить тем, что те единственные люди, которым бы никакие их страсти не помешали быть вместе со Христом во время Его страстей, Богородица и Мироносицы, по-видимому, попросту физически не смогли быть рядом, поскольку в этом мужском обществе все решения принимали мужчины и из-за мужской толпы они не смогли подойти к Нему.

Таким образом, мы видим Христа, одинокого перед лицом этого обнаженного зла. Все, что могло бы или желало бы быть Ему утешением, как будто стало отрезано от Него — все начиная от Бога-Отца — «вскую мя оставил еси» — и кончая Его человеческой матерью. Те, у кого не было определенной и сформировавшейся вражды против Него – Иуда, Пилат и толпа, – волею случайных обстоятельств оказались в оппозиции к Нему. Зато те, кто «выстрадал» свою нелюбовь ко Христу, оказались подлинными режиссерами этой драмы: им удалось завербовать предателя, сфабриковать дело, использовать в своих целях римскую администрацию и иудейскую толпу, наконец, нейтрализовать друзей Христовых (для этого достаточно было напугать их своей жестокостью).

В лице Христа перед нами человек, которому во всех смыслах «не повезло», поскольку активизировалось все, что могло активизироваться против Него, а то, что за Него, бездействовало. Именно такую судьбу — судьбу неудачника — выбрал себе Христос, поскольку хотел приобщиться к жизни человека в ее наиболее плачевном состоянии после человеческого отпадения от Бога. Христос приобщился к людским страданиям в их самой закономерной форме. Человек одинок, и ему нечего противопоставить Злу в его обнаженном виде. Именно таким беспомощным существом перед лицом всего Зла, существующего в мире, пожелал Он стать, разделив судьбу типичного маленького человека, составляющего «навоз истории».

В службе Страстей Христовых большой акцент делается на том, как плохо вели себя различные участники этой драмы. Но говорить, что Иуда или иудеи поступили плохо, — это ломиться в открытые двери. Ведь едва ли найдется сегодня много людей, которые при знакомстве с этой историей, одобрили бы их. Здесь нужно говорить о том, что эти люди, кем бы они ни были, включая нас, живущих сегодня, так или иначе поучаствовали в Страстях. Дело не в иудеях как таковых, а в Зле с большой буквы как источнике всего абсурда, который был и есть в мире. По меньшей мере, это Зло следует отнести к самому его прародителю, а если еще дальше, то к замыслу Бога о мире.

Страдания — это цена свободы. Цена, принимающая форму зла, которой оборачивается свобода, реализуемая тварями Божьими. Поэтому все, связанное с «человеческим фактором», — бездействие друзей и активизация врагов, — есть лишь проявления более глубокого Зла, возможность которого проистекает из самой природы творения.

Tags: Библия, Иисус Христос, Шмеман, богослужение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 3 comments