asskorobogatov (asskorobogatov) wrote,
asskorobogatov
asskorobogatov

Новые средства стимулирования в НИУ ВШЭ

Что сейчас требуется от сотрудника ВШЭ и куда все, по-видимому, идет? Нынешние условия прохождения конкурса и получения простой надбавки предполагают, что в долгосрочном плане либо ты получаешь зарплату и надбавку, либо уходишь. Для этого требуется публиковать не менее двух статей в год в наших журналах, входящих в список ведущих. Очевидно, что сам этот список будет со временем сокращаться по мере выпадения их него формально правильных, но слабых журналов, типа тех, где я постоянно публиковался. Естественно, это будет способствовать усилению конкуренции в оставшихся журналах и ужесточению требований в них – вероятность публикации в них будет снижаться, а период публикации принимаемых статей будет увеличиваться. Таким образом, то, что раньше можно было считать гарантированным, – работа + надбавка – теперь становится вожделенным призом, получение которого, во-первых, будет требовать немалого труда, во-вторых, отнюдь не будет гарантировано. Причем, постоянное повышение требований к уровню журнала означает, что еще до того, как какой-то журнал выпал из списка, желательно вычеркнуть его из своего личного списка. Вообще, здесь тоже нужно соблюдать некий баланс: будешь стремиться в хорошие журналы, которые гарантированно признают – можешь не успеть к сроку опубликовать нужное количество статей, будешь публиковаться в только-только попадающих в список журналах – рискуешь ничего не получить из-за очередного ужесточения требований.
Новые требования к международным публикациям, тем более, исключают здесь какую-либо стабильность. Помимо снижения надбавок, теперь еще и дают их тоже на год (если ниже первого квартиля). Естественно, это не предел требований и продолжение следует. Но даже при такой ситуации, что это означает? Это означает, что для постоянного получения надбавки, ты должен иметь не меньше одной статьи в год в приличной журнале. Реально ли это? Например, С. Г. Коковин упоминал требование 0.7 статьи в год как обременительное. Это при том, что научно-публикационный маховик у него давно запущен. Иными словами, это нереально. Значит, единственный возможный режим, в котором в ближайшее время можно будет пытаться жить, – это публиковать две статьи в наших журналах ради хлеба насущного + что-то ковырять для иностранцев, чтобы в какие-то годы этот хлеб еще и можно было бы намазать маслом. Правда, и здесь все зыбко. Надбавки грозятся перевести на уровень филиалов, что почти равносильно их обнулению. Тогда получится, что все публикационные усилия будут исключительно ради прохождения конкурса.
Можно попробовать сделать предположение о стратегии наших верхов, начиная с правительства и кончая вузовским начальством. Скорее всего, имеется две концепции дальнейшего развития, борьба между которыми порождает то, что мы имеем сейчас. Одна из них, западническая, состоит в том, чтобы сделать наш вуз приличным по западным меркам. Для этого нужно, чтобы его сотрудники находились примерно на том же уровне, что и их коллеги в приличных вузах Запада. Вполне возможно, что в среднем сотрудник престижного западного вуза публикует одну статью в год, как по факту теперь требуется у нас для повышенной надбавки. Но тамошние ученые получают совсем другие зарплаты. Если требования у нас уже почти такие же, как у них, а зарплаты в разы ниже, какой смысл у нас работать, если ты соответствуешь этим требованиям? Ответ здесь, видимо, такой. Фактическим долгосрочным персоналом Вышки являются люди, нанятые на международном рынке. Они соответствуют повышенным требованиям и получают конкурентную зарплату. Что касается остальных, они поставлены в условия – либо соответствуй растущим требованиям и тогда со временем ты можешь войти в разряд полноценных сотрудников с высокой зарплатой, либо готовься к постепенному уходу.
Другая концепция, изоляционистская, допускает дальнейшее усиление холодной войны. В этом случае международные публикации сотрудников будут становиться не только крайне затруднительными, но и попросту ненужными для государства, которое за это платит. Тогда нужно подумать об устройстве науки и образования с точки зрения внутреннего пользования. Для этого нужно повышать качество уже своих русскоязычных публикаций, отсеивая всю бутафорию. Если возобладает такая логика развития, то в долгосрочном плане сотрудник Вышки – это человек, нанятый у нас и получающий простую надбавку. (В этом смысле получатели международных надбавок занимают некое промежуточное положение.) Остальные категории – нанятые на международном рынке и получатели международных надбавок – должны исчезнуть, т.к. международные публикации, единственное основание их высокой оплаты, станут не нужны. На что рассчитывать в этом случае? Тогда нужно понять, какие журналы точно останутся в списке ведущих и постараться там как следует обосноваться. В противном случае, в перспективе может, опять-таки, быть потеря работы. Карьерный же рост тут возможен только через монографии. Так можно получить повышенную надбавку, а затем, если книга станет известной, получить более высокий статус, типа ординарного профессора.
Tags: ВШЭ, карьера в науке
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments